Под знаком незаконнорожденных читать

чМБДЙНЙТ оБВПЛПЧ. рПД ЪОБЛПН ОЕЪБЛПООПТПЦДЕООЩИ

под знаком незаконнорожденных читать

Под знаком незаконнорожденных - Набоков Владимир Владимирович, бесплатно читать онлайн, бесплатно скачать txt, скачать zip, скачать jar, все . Читать онлайн книгу «Под знаком незаконнорожденных» полностью, автор Владимир Набоков ISBN: , в электронной библиотеке. «Под знаком незаконнорождённых» (англ. Bend Sinister) второй Скачать эту книгу (k) в формате: fb2, lrf, epub, mobi, txt, html. Купить эту книгу.

Под знаком незаконнорожденных

Все очень четко, но день протянет недолго. Что-то мелькает в черноте одного из окон: Другой дом справа, за выступающим гаражом уже целиком в позолоте. Многорукие тополя отбрасывают на него алембики восходящих полосатых теней, заполняя пустоты между своими полированными черными распяленными и кривыми руками.

под знаком незаконнорожденных читать

Но все это блекнет, блекнет, она любила сидеть в поле, писала закат, который не станет медлить, и крестьянский ребенок, очень маленький, тихий и робкий, при всей его мышиной настырности стоял у ее локтя и глядел на мольберт, на краски, на мокрую акварельную кисточку, заостренную, как жало змеи, но закат ушел, побросав в беспорядке багровые останки дня, сваленные абы как -- развалины, хлам. Пегую поверхность того, второго дома пересекает наружная лестница, и окошко мансарды, к которой она ведет, стало теперь таким же ярким, какой была лужа, -- она же теперь обратилась в хмурую жидкую белизну, рассеченную мертвой чернотой, -- бесцветная копия виденной недавно картины.

под знаком незаконнорожденных читать

Мне, верно, никогда не забыть унылой зелени узкой лужайки перед первым домом к которому боком стоит пятнистый. Лужайки одновременно растрепанной и лысоватой с пробором асфальта посередине, усыпанной тусклыми бурыми листьями. Последнее зарево тлеет в окне, к которому еще тянется лестница дня.

под знаком незаконнорожденных читать

Но все кончено, и если в доме зажгут свет, он умертвит то, что осталось от дня снаружи. Клочья облаков пылают телесно-розовым, и триллионы ветвей обретают необычайную четкость; а внизу красок уже не осталось: Нет, стекло лужи становится ярко-лиловым.

Под знаком незаконнорожденных

Свет зажгли в том доме, где я, и вид в окне умер. Все стало чернильно-черным с бледно-синим чернильным небом, -- "пишут черным, расплываются синим", как обозначено на склянке чернил, но здесь не так, не так расплывается небо, но так пишут деревья триллионами их ветвей.

  • Книга Под знаком незаконнорожденных - читать онлайн, бесплатно. Автор: Владимир Набоков

Движение пульсация, свечение этих черт мятые складки причинялось ее речами, и он осознал, что это движение длится уже несколько времени. Возможно, на всем пути вниз по больничным лестницам.

Блеклыми голубыми глазами и морщинистым долгим надгубьем она была схожа с кем-то, кого он знал много лет, но припомнить не мог -- забавно.

Книга Под знаком незаконнорожденных - читать онлайн. Автор: Владимир Набоков. alottinils.tk

Боковыми ходами равнодушного узнавания пришел он к тому, чтобы определить ее в старшие сестры. Продолженье ее речей вошло в его существо, словно игла попала в дорожку. В дорожку на диске его сознания.

Его сознания, которое закрутилось, едва он стал в проеме дверей и глянул вниз на ее запрокинутое лицо. Движение этих черт теперь озвучилось. Слово, значившее "сражение", она выговаривала с северо-западным акцентом: В городе темно, на улицах опасно. Право, вам лучше бы здесь провести ночь В больничной кровати -- gospitalisha kruvka -- снова этот болотный акцент, и он ощутил себя тяжелой вороной -- kruv, помавающей крыльями на фоне заката.

под знаком незаконнорожденных читать

Или хоть подождите доктора Круга, он на машине. У него были толстые дайте подуматьнеловкие вот! Когда он что-нибудь разворачивал, щеки его засасывались снутри и еле слышно причмокивали. Круг, -- ибо это был он, -- показал ей расплывчатый документ. Он был огромный мужчина, усталый, сутулый.

Как видите, добрая женщина думала, что пули по-прежнему flukhtung в ночи -- метеоритными осколками давно прекращенной пальбы. Завтра зайдет мой друг, чтобы все подготовить. Ежедневно, включая и воскресенья, я до 10 часов проводил за изучением строения некоторых бабочек в лабораторном раю Гарвардского музея сравнительной зоологии, но три раза в неделю я оставался там лишь до полудня, а после отрывался от микроскопа и от камеры-люцида, чтобы отправиться трамваем и автобусом или подземкой и железной дорогой в Уэльслей, где я преподавал девушкам из колледжа русскую грамматику и литературу.

Книга была закончена теплой дождливой ночью, более или менее похожей на ту, что описана в конце восемнадцатой главы. Я был глубоко погружен в иные труды, но тем не менее расслышал, как она глухо шлепнулась. Выбор этого названия был попыткой создать представление о силуэте, изломанном отражением, об искажении в зеркале бытия, о сбившейся с пути жизни, о зловеще левеющем мире.

под знаком незаконнорожденных читать

Мало есть на свете занятий более скучных, чем обсуждение общих идей, привносимых в роман автором или читателем. Я не дидактик и не аллегорист. Подобным же образом влияние моей эпохи на эту мою книгу столь же пренебрежимо мало, сколь и влияние моих книг или по крайней мере этой моей книги на мою эпоху.

Нет сомнения, в стекле различимы кое-какие отражения, непосредственно созданные идиотическими и жалкими режимами, которые всем нам известны и которые лезли мне под ноги во всю мою жизнь: Нет также сомнений и в том, что без этих мерзостных моделей я не смог бы нашпиговать эту фантазию кусками ленинских речей, ломтями советской конституции и комками нацистской лжерасторопности.

Хотя система удержания человека в заложниках так же стара, как самая старая из войн, в ней возникает свежая нота, когда тираническое государство ведет войну со своими подданными и может держать в заложниках любого из собственных граждан без ограничений со стороны закона. Падук, ничтожный диктатор и прежний одноклассник Круга постоянно мучимый мальчишками и постоянно ласкаемый школьным сторожем ; агент правительства д-р Александер; невыразимый Густав; ледяной Кристалсен и невезучий Колокололитейщиков; три сестры Бахофен; фарсовый полицейский Мак; жестокие и придурковатые солдаты — все они суть лишь нелепые миражи, иллюзии, гнетущие Круга, пока он недолго находится под чарами бытия, и безвредно расточающиеся, когда я снимаю заклятье.