Голос знакомый слов не пойму

Все стихи на одной странице. Ахматова Анна. Любимые стихи. Приют одинокой души

голос знакомый слов не пойму

Мне предстояло чествовать Верхарна, которого я нежно любила не за . Как голуби, вьются слова простые . «Голос знакомый, а слов не пойму», —. Не должно, чтобы слова стихотворения, каждое отдельно, . своем дому: Раскрывши окно, сказал: "Голос знакомый, а слов не пойму". Сядет на ветку и станет петь. Чтоб тот, кто спокоен в своем дому, Раскрывши окно, сказал: «Голос знакомый, а слов не пойму», — И опустил глаза.

Было душно от зорь, нестерпимых, бесовских и алых, Их запомнили все мы до конца наших дней. Было солнце таким, как вошедший в столицу мятежник.

И весенняя осень так жадно ласкалась к нему, Что казалось — сейчас забелеет прозрачный подснежник… Вот когда подошел ты, спокойный, к крыльцу моему. Ее ползучий шаг я слышала во сне И в мертвом городе под беспощадным небом, Скитаясь наугад за кровом и за хлебом.

Aghajanyan ( TENCA ) - Друг мой // Drug Moy

И отблески ее горят во всех глазах, То как предательство, то как невинный страх. Я не боюсь. На каждый вызов новый Есть у меня ответ достойный и суровый.

Около: Дураку понятно

Но неизбежный день уже предвижу я, — На утренней заре придут ко мне друзья, И мой сладчайший сон рыданьем потревожат, И образок на грудь остывшую положат. Никем не знаема тогда она войдет, В моей крови ее неутоленный рот Считать не устает небывшие обиды, Вплетая голос свой в моленья панихиды. И станет внятен всем ее постыдный бред, Чтоб на соседа глаз не мог поднять сосед, Чтоб в страшной пустоте мое осталось тело, Чтобы в последний раз душа моя горела Земным бессилием, летя в рассветной мгле, И дикой жалостью к оставленной земле.

голос знакомый слов не пойму

Ни с чем, и она тиха, -- но ритм уже передал гнев, где-то глубоко задержанный, и все стихотворение вдруг напряглось. Этот гнев решил все: Ты напрасно бережно кутаешь Чем же особенно ясно обозначается сопровождающее речь душевное движение?

голос знакомый слов не пойму

Самые слова на это не расходуются, но работает опять течение и падение их: А дальше уже почти издевательство в словах: Мне плечи и грудь в меха -- этот дательный падеж, так приближающий ощущение и выдающий какое-то содрогание отвращения, а в то же время звуки, звуки! Но вдруг происходит перемена тона на простой и значительный, и как синтаксически подлинно обоснована эта перемена: И напрасно слова покорные На напрасную попытку дерзостной нежности дан был ответ жесткий, и особо затем оттенено, что напрасны и покорные слова; особливость этого оттенения очерчивается тем, что соответствующие стихи входят уже в другую рифмическую систему, во второе четверостишие: Говоришь о первой любви.

Как это опять будто заурядно сказано, но какие отсветы играют на лоске этого щита -- щит ведь все стихотворение. Усиление представления о говорении не есть ли уже и изобличение? И нет ли иронии в словах: И не оттого ли ирония так чувствуется, что эти слова выносятся на стянутых в ямбы анапестах, на ритмических затаениях? В последних двух стихах: Как я знаю эти упорные, Несытые взгляды твои, -- опять непринужденность и подвижная выразительность драматической прозы в словосочетании, а в то же время тонкая лирическая жизнь в ритме, который, вынося на стянутом в ямб анапесте слово "эти", делает взгляды, о которых упоминается, в самом деле "этими", то есть вот здесь, сейчас видимыми.

Вы точно человек?

А самый способ введения последней фразы, после обрыва предыдущей волны, восклицательным словом "как", -- он сразу показывает, что в этих словах нас ждет нечто совсем новое и окончательное. Последняя фраза полна горечи, укоризны, приговора и еще чего-то.

Только ритмом последней строки, чистыми, этими совершенно свободно, без всякой натяжки раскатившимися анапестами; в словах еще горечь: Стихотворение кончилось на первом вздроге крыльев, но если бы его продолжить, ясно: В разобранном стихотворении всякий оттенок внутреннего значения слова, всякая частность словосочетания и всякое движение стихового строя и созвучия -- все работает в сообразовании и в соразмерности с другим, все к общей цели, и бережение средств таково, что сделанное ритмом уже делается, например, значением; ничто, наконец, не идет одно вопреки другому: Оттого-то так легко и проникает в нас это такое, оказывается, значительное стихотворение.

А если обратить внимание на его стройку, то придется еще раз убедиться в вольности и силе ахматовской поэтической речи.

голос знакомый слов не пойму

Восьмистишие из двух простых четырехстрочных рифмических систем распадается на три синтактических системы: Итак, при разительной крепости стройки, какая в то же время напряженность упругими трепетаниями души! Стоит отметить, что описанный прием, то есть перевод цельной синтактической системы из одной ритмической системы в другую, так, что фразы, перегибая строфы в средине, скрепляют их края, а строфы то же делают с фразами, -- один из очень свойственных Ахматовой приемов, которым она достигает особенной гибкости и вкрадчивости стихов, ибо стихи, так сочлененные, похожи на змей.

Стихотворения [10/11]

Этим приемом Анна Ахматова иногда пользуется с привычностью виртуоза. III Разобранное стихотворение показывает, как говорит Ахматова. Ее речь действенна, но песнь еще сильнее узывает душу.

голос знакомый слов не пойму

В этом можно убедиться по стихотворению: Углем наметил на левом боку Место, куда стрелять, Чтоб выпустить птицу -- мою тоску В пустынную ночь. Милый, не дрогнет твоя рука, И мне не долго терпеть.