С творчеством какого писателя или поэта вы сейчас знакомитесь

Русский язык: учебник для 6 класса общеобразовательных учрежде­ний | Познайка - инфо - Part 58

Я не думал о том, чтобы стать писателем, примерно до двадцати одного года. Луиселли. Сейчас знакомлюсь с творчеством Светланы Алексиевич, и это чудесно. Как бы вы себя определили – поэт или прозаик? в попытке понять, где находится тот или иной объект, какой он формы. Знаете ли вы, что В русском языке есть три слова «есть». С творчеством какого писателя или поэта вы сейчас знакомитесь на. Нажми, чтобы увидеть ответ на свой вопрос ✍ : С творчеством какого писателя вы знакомы или поэта вы сейчас знакомитесь на.

Вы эксплицитно или завуалированно говорите о своем видении мира, даже если не обращаетесь напрямую к текущим общественно-политическим событиям. Крайне сложно избежать того, чтобы не раскрыть свои взгляды, особенно если пишешь роман. Когда читаешь текст, позиция автора становится очевидной. Обычно я не пишу романы как отклик на определенные новости, потому что для меня это неуместный формат.

Ведь если это роман, не стоит уходить в публицистику. Я не журналист и не политик, не размышляю о подобных вещах глобально. Очевидно, вам интересны разные виды искусства. Для вас важно аккумулировать разнородный опыт? Для меня имеет значение письменное слово в любой форме, я не ограничиваю себя только художественной литературой.

О тайнах ремесла и муках творчества – Elegant New York

Это может быть все, что касается письма, например, я уже упоминал компьютерные игры как форму литературы. Недавно я начал работать над проектом виртуальной реальности для лондонской газеты The Guardian.

Когда рождается ребенок, он не может нормально видеть, не различает цветов, у него нет восприятия смерти.

Для трехминутного короткого фильма я написал слова, которые сопровождают в путешествии от самого рождения до момента, когда вы впервые узнаете свою мать. Есть также драматургия, создание сценариев или то, что касается актерских перформансов. Так что я не считаю, что должен ограничиваться лишь чем-то одним. Как бы вы себя определили — поэт или прозаик? Пожалуй, я назову себя романистом… и только потом поэтом. Не говоря о других аспектах моего творчества. Первый вопрос касается названия.

Не могли бы вы определить его суть, обозначить наиболее важные нюансы трактовки этого концепта? Я думаю, у читателей есть свои идеи о том, что значит это слово в контексте книги. Я же могу назвать несколько разных значений. В первой главе мальчик думает об океане и ультразвуке, с помощью которого во время войны определяли, где находятся субмарины.

Оливер размышляет об ультразвуке, и это метафорически соотносится с его характером. Он хочет понимать других людей, их мысли и поступки. Иногда у него это действительно получается, а иногда. Мне нравится его собственный образ субмарины. В этом плане субмарины — чьи-то мысли, и вы носитесь вокруг в попытке понять, где находится тот или иной объект, какой он формы. Я думаю, когда вы рядом с кем-то, даже с хорошим другом, вы все время пытаетесь понять.

Это туманный, неуловимый и мистический процесс, когда вы просто стараетесь догадаться, о чем думают другие, что они должны думать. Есть еще одна вещь, которой я коснулся, это депрессия. В книге отец парня переживает такое состояние. Субмарина находится глубоко в океанских водах, испытывает огромное давление, в ней невозможно видеть должным образом.

И я представляю себе момент, когда субмарина всплывает на поверхность, и человек переживает момент эпифании. Весь мир открывается для.

В книге была красивая метафора, касающаяся девушки Джорданы: Я очень осторожно подходил к этому, пытаясь ограничиться в употреблении самого слова. Некоторые читатели сравнивают вашего героя с Холденом Колфилдом — они оба подростки, которые пытаются понять мир и скрывают за внешним цинизмом желание помогать другим.

А для вас такое сравнение уместно? Что ж, я думаю, вы это очень хорошо выразили: Я просто хотел раскрыть характер подростка, который бы соответствовал моим собственным воспоминаниям об этом возрасте. Мне казалось, что в литературе нет произведений, в которых мальчик-подросток был бы изображен по-настоящему честно — мрачным, тревожным.

Удивительно, насколько нестабилен мальчик подросткового возраста, нормальный подросток. Не мальчик с психическим расстройством, не клинически больной подросток. И мне казалось, что даже в самой знаменитой британской истории о подростках — дневниках Адриана Моула — такого не. Книги Сью Таунсенд были для меня не аутентичным изображением мальчика-подростка, а неадекватным и недостаточно странным повествованием.

Джо Данторн

Поэтому я обратился к такому герою и не стал наделять его болезнью. Получается, часть опыта героя основана на вашем собственном и Оливера можно сравнить с вами?

Но и отличий —. Обычно я говорю, что у Оливера от меня 42 процента. У меня была девушка, которая меня не бросала. У меня были сестры, а у Оливера. Я был более спортивным. Таким образом, Оливер — это что-то вроде наиболее странной части моей личности и личностей моих друзей, в обостренном и увеличенном виде.

  • Презентация к уроку по теме «Глаголы- синонимы, глаголы – антонимы».
  • Русский язык: учебник для 6 класса общеобразовательных учрежде­ний

А как вам пришла идея использовать необычные слова? Это очень интересно, учитывая ваш опыт. Вы писатель, а ваш герой ищет определения словам, может, это своего рода его проект на будущее? Это очень хороший способ видения данной идеи. Пожалуй, когда я писал свой первый роман, я еще не осознавал такую связь, так как не думал, что стану писателем. Но сейчас-то я действительно писатель. Во время работы над книгой у меня был замечательный словарь, я почувствовал одержимость фантастическими странными словами и решил передать ее своему персонажу.

Я задумался, каким образом можно включить такие слова в текст, чтобы они не просто касались обиходной речи, хотя Оливер часто произносит.

Тогда я решил, что можно использовать их в качестве названий глав. В этом случае читатель может анализировать, как они связаны с содержанием, либо просто игнорировать.

Но они действительно интересны, их можно отыскать в словаре, поразмышлять, какое отношение они имеют к содержанию главы, какие ключи дают для понимания текста. Было странно дочитать до конца и не встретить. Субмарины нет, и это хорошо, так как вы позволяете читателю решать, что это. Вы часто обращаетесь к воде, водным образам и метафорам.

Вода имеет для вас какое-то значение как стихия или символ? Да, и очень серьезное. Я вырос в такой же комнате, как Оливер, в доме с видом на море. Каждое утро из окна я видел залив. Когда живешь у моря, это становится очень важной частью твоей психологии; ты можешь переехать, но море навсегда останется в твоем сознании. Так что море стало повторяющимся мотивом в моих произведениях, моей любовью… да, я просто люблю об этом писать.

Хоть это и считается клише — писать о море. Можно ли ассоциировать море с вечным движением? Вода движется — и Оливер находится в процессе становления: Есть ли какая-то связь между этим?

Культпросвет Джо Данторн - Культпросвет

Точно есть, и немалая. Море бесконечно подвижное — это очень красивая ассоциация, она мне нравится. Вы очень удачно раскрываете амбивалентность Оливера, изображая одновременно его доброту по отношению к другим и жестокость. С одной стороны, он оказывается среди подростков, издевающихся над одноклассницей Зоуи, с другой стороны, он очень трогательно пытается наладить чужие отношения, искренне переживает о своих родителях и девушке… Я думаю, это честное изображение подростка, у которого внутри и то, и другое.

В тебе может дремать жестокость, которую легко направить в неправильное русло, как только попадаешь под негативное давление. Но в то же самое время ты способен к большой эмпатии и заботливости. Нельзя показывать его однобоким, скучным; он должен двигаться, постоянно балансировать между жестокостью и чуткостью, идиотизмом и проницательностью, взрослостью и детством. Необходимо было сделать его сложным и сбалансированным персонажем, чтобы удерживать внимание читателя.

И у вас это мастерски получилось. А что касается взрослых, верите ли вы, что человек должен сохранять что-то детское в своей душе? И это понятно, кто из нас не грешит обычным бытовым любопытством. Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда, Как желтый одуванчик у забора, Как лопухи и лебеда. Неправда ли, великая поэтесса ясно дала понять, что обольщаться не стоит — литературное произведение может родиться из пустяка, и все страсти лирического героя зачастую возникнуть практически на пустом месте: Но это опыт поэта, а Татьяна Шереметева прозаик.

Вот и решила я поинтересоваться у нее, насколько она солидарна с мнением Анны Ахматовой о тайнах ремесла, и провести этакий диалог через время и пространство между поэтом и прозаиком. На заданный мной вопрос отвечает Татьяна, а затем идет выбранный мной отрывок из цикла Анны Ахматовой, причем прошу принять во внимание: Татьяна не знала о том, какие четверостишья последуют после ее ответа, а я, выбирая их, еще не знала, что ответит мне Шереметева.

Судите сами, как это у нас получилось. Сейчас я заканчиваю роман, который написан от лица мужчины, нашего современника. Но, честно говоря, мне интереснее психологические аспекты внутренней жизни человека и межчеловеческие отношения. Поэтому незаметно для себя обещание свое я нарушила и от первоначального замысла отошла достаточно далеко Есть еще тема, которая мне очень близка, — я люблю писать о детях и от имени детей.

Это совершенно особый мир, для меня заповедная зона, и я отношусь к нему со всей возможной осторожностью. Детство — не только счастливая и беззаботная пора.

Это еще время мучительных переживаний, осознания своего экзистенциального одиночества, неравной борьбы с собственными комплексами и сложными отношениями с взрослыми людьми, это — собственные беспомощность и уязвимость. Сложный, хрупкий, тщательно охраняемый от посторонних глаз детский мир. И еще мои любимые герои — это хвостатые и ушастые, те, кто часто становится по-настоящему нам дорог. Второй кот — совершенно легендарная личность, о котором рассказывал мне муж и в честь которого назван наш собственный кот.